Аргентинское танго

SHOW MUST GO. ТАНГО И МЕГАПОЛИС. ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ

На белом экране из легкой ткани- черные силуэты танцующей пары. Яркий луч театрального софита причудливо меняет пропорции их тел. Кажется, люди за ширмой явились из фантастического мира «кривых зеркал»… А вот, еще, картинка из «параллельного мира». Черные силуэты- на фоне тревожно-красного заката солнца. Под экспрессивную, насыщенную контрастными переходами, мелодию, люди передают из рук в руки… фонарь. А вот история «любви втроем». Симпатичная девушка выбирает между двумя поклонниками; респектабельным хамом и добродушным бессребреником. А вот несколько людей, точнее, манекенов- в масках ритмично двигаются под музыку… Эти и другие картинки вошли в калейдоскоп концерта «Танго Мегаполиса», который 13 января состоялся в Еврейском Культурном центре Москвы.

Безудержная фантазия и оригинальность в оформлении каждого номера- первое наблюдение, приходящее в голову после концерта. Несмотря на устойчивое мнение в московской среде тангеро о том что танго- танец камерный, в котором ощущения в паре важнее того, как она смотрится со стороны, один из организаторов концерта, Слава Иванов говорит так: «Танго, в котором нет красивых фигур и нет эстетики- это не танго.» Сам Слава пришел в аргентинское танго четыре года назад, посмотрев фильм «Правдивая ложь» и вдохновленный именно эффектными танцевальными пассажами, включенными в эту киноленту. Найти через Интернет профессиональному компьютерщику Славе несколько студий аргентинского танго, никакого труда не составило. Сейчас, уже будучи руководителем студии танго «go tango», Слава все равно не может окончательно порвать со своей прежней специальностью: профессия тангеро особых денег не приносит…

Партнерша Славы и главный режиссер концерта, Мила Викторова, с танго знакома намного дольше. Мила танцует с детства, но и ее профессиональный, ВУЗовский диплом, с танцем как таковым, не связан. Зато он имеет прямое отношение к театральной сцене… Спрашиваю Милу, неужели ей, профессионально знакомой с театральной режиссурой, не приходило в голову, «упорядочить» весь этот калейдоскоп картинок из жизни большого мегаполиса с помощью ведущего? (На профессиональном жаргоне они называются «сквозняками». Задача такого ведущего - зачитывать «подводку» к каждому номеру и «отводку» от него к следующему, периодически напоминая об основной идее программы. Можно провести аналогию с ведущими радиошоу, с дикторами новостных программ на телевидении, с ведущими эстрадных концертов) Очевидно же, что эффектные пластические композиции нуждались в неком «стержне», на которых их можно было бы нанизать- как дорогие бусинки на нитку… тем более, что название концерта обязывало его режиссера поведать связную историю о жизни большого города…
- Мы думали об этом- Кивает Мила.- Но нам не хватило людских ресурсов. Нужно же чтобы кто-то написал текст, кто-то профессиональным дикторским голосом его озвучивал… возможно, под музыку…
- Мы успели провести всего четыре репетиции в декабре, перед тем как выйти на сцену- вторит Миле ее партнер, Слава- А сейчас мы уже готовимся к поездке в Санкт-Петербург, надо обмениваться опытом с Питерским клубом аргентинского танго. Там надо хорошо исполнить наши номера… А там нет рояля- вот беда! Ну ничего, справимся. Но серьезно перекраивать программу опять нет времени…

Концерт «Танго Мегаполиса» подготовили энтузиасты трех танцевальных студий: «Lа milonga», «go tango», «Tango liberti» а также несколько «независимых» танцоров- всего 11 человек. Много это или мало? Для работы на сцене, наверно, в самый раз. Для «доведения» же спектакля с любительского уровня- до уровня профессиональной программы, видимо, маловато. Да не обидятся на меня организаторы этого эффектного зрелища, но жесткой режиссерской руки в концерте однозначно не хватало. Потому что основная проблема концерта- не ограниченное количество репетиций (а кто из нас не живет в цейтноте?) И не отсутствие роялей в Питере и наличие роялей в Москве… Дело совсем в другом. В отсутствии образа этого самого мегаполиса.

Костюмы в концерте менялись практически в каждом номере. Но проблема подбора трех- пяти нарядов для каждого из танцоров оказалась гораздо менее сложной и болезненной, нежели проблема… содержания концерта. Согласитесь, что и костюмы и рояль на сцене- это лишь средства для выражения основной цели спектакля. А она, безусловно – это уже определенное содержание, а не форма. Это- заявленный, но размыто исполненный образ мегаполиса. Отсюда- и отсутствие «сквозного» ведущего программы- действительно, что ему связывать, если эффектная мозаика номеров никак не складывается в единую картину?! Если нет главной мысли, лейтмотива того что же есть мегаполис. Придумать несколько красивых, но разношерстных номеров а потом объединить их словом «мегаполис» ( город-то большой, там всякое бывает…) – дело нехитрое. В этом плане мегаполис- беспроигрышный вариант (Еще у Чаплина, помнится, были «Огни большого города») Гораздо ценнее и гораздо профессиональнее смотрится концерт, в котором режиссерам удается создать логически завершенный, цельный, органичный образ. Но это, что называется, другой уровень работы, и я не имею права навязывать его энтузиастам танго.

 

 

Тем не менее, порассуждать на эту тему можно. Режиссеру проекта надо прежде всего ответить на вопрос, мегаполис- какой он? Российский или зарубежный? Что это- город контрастов, город добра или зла? Кто там живет?

- Мегаполис… Ну, мы давали в слайдах виды разных городов мира. И России и других стран… Это мегаполис вообще. – Примерно так на мои дотошные вопросы отвечали танцоры. И именно тут- огромная ошибка. Не бывает «мегаполиса вообще», «людей вообще»… Образ- он всегда предельно конкретный. Что такое «образ фрукта»? – Наше воображение нарисует нам яблоко, грушу или банан- но это будет вполне конкретный образ, а не «фрукт вообще». Примерно то же и с любым другим образом- мегаполиса в частности.

- Мегаполис, это прежде всего люди… - Звучала и такая точка зрения. – И это действительно так. Ибо один город мира от другого отличается не столько архитектурой, и историческими памятниками, а нравами и бытом живых людей.

Так покажите же нам – этих живых людей, их типажи. Их характер! Кто живет в мегаполисе- не только же тангеро… А по концерту создавалось впечатление, что «мегаполис- это такое место, где танцуют все». На самом же деле, мир танца и мир жестокой реальности- это два, где-то параллельных, а где-то пересекающихся мира. И вот здесь могла бы оказаться, на мой взгляд, главная изюминка спектакля. Для этого режиссеру пришлось бы ответить на вопрос- мир мегаполиса и мир танца- как они взаимодействуют?

На самом деле, танго- «бренд» для Москвы неоднозначный. К примеру, в нашем мегаполисе, в театре им. Ермоловой, идет спектакль, который так и называется- «Танго». И в котором.. нет ни одного танцевального номера… Во всяком случае, даже отдаленно похожего на танго. Значит, это слово использовано, как «раскрученный бренд»?

А вот вам другой пример. Заходя в Еврейский центр, я от вахтерши услышала примерно такую реплику «Мы ваши вещи охранять не будем. У нас рабочий день- до семи. Раньше надо приходить на ваши танцульки». И это тоже- определенный имидж танго. Это тоже- мегаполис, а точнее, конфликт «людей мегаполиса» и тангеро.

Одним словом, надо просто быть более наблюдательными людьми… И образ спектакля появится сам собой!

И тогда- (почему нет?) обратитесь за помощью по подготовке «текста сквозного ведущего» к Валерию Рокотову. Ну или еще к кому-либо, умеющему работать со словом… Ибо если все оставить как есть, то временами концерт будет напоминать просмотр теленовостей без звука. Видеоряд на экране телевизора- красивый, эффектный, яркий а о чем речь- непонятно… (И будут вопросы после концерта- а что вы хотели сказать этим номером?) И всегда (это уже серьезно, это уже имидж танго) найдется умник, раскинувший пальцы веером со словами

- Ну, что там эти танцоры! Только и думают о том, как бы поярче вырядиться, да повилять на сцене попой… Показушники… Другое дело мы- люди серьезные, занимающиеся бизнесом (политикой итп)

И еще. Хочу напомнить известную мысль Станиславского о том, что надо любить искусство в себе, а не себя в искусстве. Привожу ее потому, что эстрадная программа- это вид театрального искусства, а значит, не обойтись без умения лепить на сцене образ. Без привычки идти от содержания к форме, а не наоборот.

Когда же форма превращается в самоцель, то такие эстетствующие тангеро напоминают мне русских символистов, возводящих «башню из слоновой кости». Ну и где же те символисты – эстеты и где же та башня?

А когда ты четко представляешь лейтмотив программы и образ, который хочешь вылепить на сцене, то обнаруживается любопытная закономерность. Мысли о том «как это показать», какими средствами, в каких костюмах, под какую музыку- все это, как булавки к магниту тянется к этому самому образу.. И это азартно и очень интересно. Это уже мозговой штурм, в результате которого show must go- как пелось в одной из песен концертной программы.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <strong> <cite> <br /> <br> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <embed> <param> <object> <p> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Это анти-спам фильтр. Вам надо ответить на простой вопрос для того чтобы ваше сообщение было принято к показу.
2 + 1 =
К примеру 2 + 2 чаще всего 4, цифру "4" и вводим.