BLAZE: «МЫ ПОНИМАЕМ ДРУГ ДРУГА, КАК ЖЕНЫ ОДНОГО ГАРЕМА»

 Вот уже несколько лет вы называетесь «Blaze», хотя совсем недавно были очень популярными «Другими». Что это за история?

Вобр: У каждого коллектива есть простая история, а есть сложная – «Санта-Барбара». Вот у нас – настоящая «Санта-Барбара». На самом деле, у нас московские корни, поскольку я долгое время учился в Москве, где все начиналось. «Другие» было не просто названием, а идеологией, которая именно там и сформировалась. Но однажды захотелось чего-то большего, чем просто брейк. В тусовке это вызвало сильное противостояние, потому что би-бои не любят, когда танцуют что-то другое… А потом мы переехали в Украину. Тогда из нынешнего состава были только я и Ден. Вскоре мы познакомились с Женей, пригласили Илью… В то же время от нас ушли двое ребят, а мы прыгнули на другой уровень, и тут они захотели вернуться, но нет дороги обратно. Это было другое время, другой состав – другое имя.

Это принципиальная позиция?

Вобр: Нет, это просто идеология. Мы не агрессивные, не любим ни на кого напирать, наезжать. Все произошло естественно. Ребята поняли, что они могут. А спустя некоторое время нам сообщили, что есть другой альянс коллективов под названием «Другие». Когда кто-то где-то слышал «Другие», сразу спрашивал: «О, так вы там знаете того-то, того-то?». То есть мы, фактически, работали на чужое имя. И тогда мы посовещались, и решили стать Blaze.

Почему именно Blaze?

Вобр: Есть словарный перевод, а есть сленговый. Так вот на сленге это – подача танцора, когда он полностью поглощен эмоциями: что бы он ни делал, он горит, у него все получается «мега». Кстати, когда мы поменяли название, произошел резкий рывок, как и у людей: когда человек меняет имя, он меняет и свою судьбу… Правда, был еще один «жирный» фактор – то, что мы собираемся выступать не только в СНГ. «Другие» переводить дословно «anothers» – тупо. А вот если транслитом – получится «драги», сама понимаешь…

 

Смена имени как-то повлияла на самоощущение балета?

Вобр: Мы – как жены одного гарема – друг друга понимаем *смеется*. Нас 4 человека, но мы как один организм, хотя, как и органы, работаем отдельно. Женя у нас циркус, Илья – фанкистайлер, я больше по нью стайлу, а Ден – кингонг *улыбается*. Раскаченный крампер. Ему бы что-нибудь порвать на себе: волосы, футболку *смеются* Кстати, сейчас крамп оказывает на нас большое влияние. С нашими друзьями –  балет MyWay– будем делать все больше сейшенов по крампу. Потому что у нас, в Киеве, как? Много кто говорит, что танцует крамп. Балет FreeArt ( украинский балет – прим. авт.), например, говорит, что они крутые крамперы. Но они боятся выйти на битву с нами. А мы не любим на словах друг друга оскорблять, так что вызвали их на битву, в ответ – детские отмазки: типа, мы не будем, вы не достойны… Quest (украинский балет – прим. авт.) – то же самое. И сами они один на один, и коллективом бояться. Они говорят, что мы вообще танцевать не умеем, а мы считаем: зачем говорить, если можно все в битве решить?

Значит, единственный балет, с которым вы дружите, – это MyWay?
Нет, почему? Балет Respect – хорошие ребята. Костя из SoulB – наш хороший друг. С MyWay мы вместе тренируемся и проводим много времени. С Федором из Quest тоже в хороших отношениях, и первый сейшн с ними делали. У нас и с FreeArt нет конфликта как такового, это у FreeArt конфликт с нами *смеется*). Самый негативный человек там – это Duracell. Как только появляется рядом с Женей, начинается: «О, вот заплел дрэды, под меня косит». Во FreeArt наш хороший друг – Тeма. Мы с ним долгое время проучились и прожили вместе. Понимая, что может быть жесткий баттл, нам даже его жаль…
В свое время уже названные вами балеты: MyWay, FreeArt и SoulBсоздали грандиозное полуторачасовое танцевальное шоу. Вы что-нибудь подобное делали?

Вобр: Мы с MyWay сделали крамп-сейшн. Первые эту идею выдвинули Quest – молодцы, кстати. Для того, чтобы те, кто говорят, что танцуют крамп, могли туда прийти и хотя бы увидеть, что такое крамп на самом деле. С MyWay у нас, кстати, была идея прокатиться с крамп-шоу по крупным городам Украины. Чтобы люди смогли увидеть, что такое крамп. Потому что все меняется, а люди, которые начинают заниматься, попадают в информационную пробку. Плюс – мы бы хотели сделать это ради развития именно этой культуры. У нас до сих пор считают, что нью стайл – это R’n’B, а крамп Украинский совет танцев называет «жесткой подачей хип-хопа». А тут другое – это идеология, состояние.

 
 
Вова, ты утверждаешь, что RnB как танцевального стиля не существует. На чем основывается это мнение?

Вобр: Все очень просто. Мы общаемся со многими серьезными танцорами: с французскими, с русскими, со словацкими, чешскими, часто ездим в «хип-хоп лагеря», интересуемся мнением известных хореографов, в том числе Патрика Чена (PatrickChen), Марти Куделка (MartyKudelka) – наставника Чена. Кстати, в основном, приглашают Патрика потому, что Куделка на четыре головы выше и в шесть раз дороже, - можно ведь показать то же самое и дешевле *улыбается* Так вот, если спросить одного из этих именитых хореографов, они даже не поймут, что такое R’n’B. Это все равно, что к нам подойти и спросить: а ты брейк-бит танцуешь? Можно, конечно, понять, что имеется ввиду музыка, под которую можно подобрать движения, но ведь нет такого стиля?.. То, что танцуют Патрик Чен и Куделка – это, в основном, хип-хоп или LA Style. LA – Лос-Анжелес, то есть американский стиль, ведь хип-хоп изначально американское изобретение. И если французы более креативные – они любят погнуться, так что иногда не понятно, хип-хоп ли это вообще – то в американской культуре сформировалась особенная хип-хоп хореография. Это такая смесь и старых стилей, и новых, и фанка. Данс-холл стиль и поп-фанк тоже вливаются в LA Style. Все это и формирует стиль…

Я всегда думала, что все новое, что можно придумать в этом направлении, называется нью стайл…

Вобр: Нет. Есть две точки зрения на нью стайл: одна родом из «Justе Debout» (международные соревнования – прим. авт.), другая – от американских хореографов. И та, и другая имеет под собой серьезное основание. Французы очень любят в хип-хоп стиле объединять все, что они умеют – у них все построено на эксперименте. Но даже в этих экспериментах есть очень четкая база: волны, точки, качи – база одинакова для всех, ее должен иметь каждый танцор, то есть если базы нет, танцором ты не можешь считаться. И вот на эту базу человек может, как на елку, нацеплять какие угодно украшения и игрушки, чтобы получилась красивая картинка. Уровень танцора зависит от того, насколько правильное сочетание стержня и украшений. Иногда смотришь на балеты, и сразу видишь, чего им не хватает. Отсюда появляются непонятные стили. Например, поппинг у нас танцуют – на пальцах одной руки посчитать можно. Много кто думает, что танцует. Но недавно сам Ozone (поппер с мировым именем – прим. авт.) недавно сказал, что он, наконец, понял, что неправильно делал точку. У него все верха – это не поппинг, это все фанковые стили… Так что любой стиль имеет тенденцию к развитию.

В таком случае, почему popping не считать нью стайлом?
Илья: Во Франции, например, это нью стайл…

 

Вобр: Дело в том, что в поппинге свой телесный ритм: фиксации, точки. Фанкстайлеры подразумевают мимическую игру и специфическое передвижение ногами. В LA Style все немного по-другому.

Ну хорошо, а что такое стиль балета Blaze тогда?

Вобр: Это – стиль балета Blaze *улыбается* Те синхроны, которые мы делаем, ближе к LA Style. Но когда нас прет, мы можем много чего делать, потому что в нашей базе есть и c-walk, и шейкинг, и би-боинг, и трюки. Неправильно было бы говорить, что мы танцуем чистый нью стайл, у нас половина тренировок в крампе проходит, также обязательно акробатика и брейкинг.

Ваше сотрудничество со звездами – это только зарабатывание денег или вы какие-то планы совместные строите?
Вобр: Да какие планы – девчонки уже давно заняты *улыбается*
Ну я вообще о творческих говорила…
Вобр: Как любая работа на эстраде, исключая Катю Чили (украинская певица – прим. авт.), - это, в первую очередь, зарабатывание денег и работа на свой пиар. Среди всех наших исполнителей, «Алиби» (известная украинская группа, работающая в стиле RnB – прим. авт.) – это самая более-менее музыка, которая качает. У нас таких немного. Ну, во всяком случае, это не Наталья Валевская (украинская поп-певица – прим. авт.).

 

Недавно группа «Алиби» сняла клип, по сюжету и наполнению очень похожий на знаменитый «Like A Boy» от Ciara, где много танцев и красивых трюков. Как же так? Вы просто скопировали его?
Вобр: Нет, в этом клипе снимался молодой балет Turbo.
А почему не Blaze?

Вобр: Потому что молодой балет Turbo – это балет Алана Бадоева, а Алан Бадоев – режиссер этого клипа. И молодой балет Turbo сейчас снимается во всех клипах Алана Бадоева. Кроме того, мы были в это время заняты. Конечно, можно было бы прийти и сказать, что мы хотим сниматься» Но мы, на самом деле, не очень хотели. Потому что мы участвуем в проектах, которые нас либо финансово, либо эмоционально привлекают, а это не было ни тем, ни другим.

Eugen, в Интернете гуляют сплетни по поводу того, как однажды Дима Коляденко (известный украинский хореограф и ведущий – прим. авт) однажды скопировал твою знаменитую бородку – это правда или нет?
Eugen: Да, мы были в шоке, когда увидели эту статью в Интернете. Но это, на самом деле, правда.
Вобр: Он вообще челочек такой интересный – этот Дима Коляденко. Сидел в углу, пялился на Женю, мы уже подумали, что он ему понравился *улыбаются*.
Eugen: Пялился, пялился, пялился, потом убежал в гримерку и вернулся уже с такой бородкой…
Вобр: … только с бусинками – у Жени сейчас их нет. И все так: «Ого!» Особенно стилисты были в шоке *смеются*
Eugen: А стилист потом сам себе сделал такую же, я ему один шарик даже подарил.

 

Вобр: Это было смешно *улыбается* Съемки нас немного утомили, а эта история расслабила чуть-чуть.
И часто с вами случаются подобные приколы?

Вобр: Бывает, но мы все не запоминаем. Просто если бы об этом не написали, мы бы и об этом не помнили. На съемках тогда была журналистка, которая просто задала нам пару вопросов, а мы, если честно, и не знали, что она журналистка. А потом – бац! – спустя две недели статья появляется *улыбается* Мы много ездим по разным городам, и в каждом городе обязательно что-нибудь случается. В Днепропетровске, например, хозяин гостиницы очень нам долго не отдавал Женю и Илью: закрыл их в бильярдном клубе и решил споить абсентом, мы их еле унесли – во всех отношениях.

А как же дисциплина?
Вобр: Это было в рамках дисциплины *смеется*.
Eugen: Просто мы хорошие собеседники *улыбается*.

Вобр: А однажды в городе Марганец Донецкой области нас чуть на сувениры не порвали. Мы там работали с «Алиби», девчонки ушли в машину, а когда уходили мы, нас оцепила толпа поклонников и поклонниц от двенадцати до шестнадцати лет…

Eugen: … да?! От двенадцати до шестнадцати? А эта сорокапятилетняя, которая с меня шапку содрала?! *делает испуганный вид*

 

Вобр: … и начали просто кричать: «Дайте автографы!» Автографы мы, естественно, не всем дали, поэтому они стали снимать с нас все, что можно было снять: перчатки, Жене чуть дреды не поотрывали, у меня синяк на боку остался оттого, что руками впились сначала, а потом еще и ногой дали за то, что кому-то там что-то не отдал… Сейчас, конечно, мы вспоминаем, и нам смешно. А тогда это было дико, потому что я думал, что и автобус перевернут. Особенно за ребят переживал…

Eugen: … да, опасно, знаете ли, сидеть на крыше автобуса и пытаться раздавать автографы, когда с тебя сдирают перчатку вместе с кожей, еще и за ногу тянут вниз! Это немного отвлекает, стараешься же вывести автограф как лучше *улыбается*

Ден: А в Белгороде мы выступали в крепости, и там нас атаковали летучие мыши…
Eugen: … особенно под раздачу попал Ден, потому что у него была белая бандана *смеются*. В общем, кто на нас только не бросался: и девушки, и парни, и мыши…
Вобр: А в Днепропетровске мы выступали совместно с балетом Freedom перед Кобзоном, и вот у нас был такой жестокий заговор – ущипнуть его за задницу…
И как, получилось?!
Eugen: Я целился, но не смог…
Вобр: Охрана прыгнула четырехметровым прыжком и закрыла его прямо перед Мерседесом, так что не получилось…

 

Eugen: Я следил за ним, ловил момент, а он взял и скрылся в неизвестном направлении… Но я его запомнил, и я его еще встречу *смеются*
Вобр: Представляешь, можно было бы внукам рассказывать: «Я ущипнул за задницу саму живую легенду – Кобзона!» *улыбаются*
Расскажите подробнее о вашем новом проекту – он-лайн школе танцев?

Вобр: У нас давно был план: сделать такую школу танцев, чтобы люди не регистрировались где-то там по два часа…. Хотелось сделать что-нибудь такое, что было бы доступно большому количеству людей. Я часто общаюсь с людьми из областей, и они говорят: «Мы бы хотели научиться, но нам не с чего». А видео с YouTube они не могут применить, потому что просто не понимают, как это танцевать. Те «воркшопы», которые туда загружены, нужно разбирать медленно. Поэтому по принципу еженедельных семинаров, которые мы ведем, мы решили сделать он-лайн школу. Первыми, кто нам предложил хост и саму идею, был портал massovka. Сразу же были придуманы и конкурсы под эти уроки. Это, кстати, первая украинская школа. Сначала были предложения сделать DVD. Но все-таки мы делаем это не ради коммерции… Школа уже имеет большой успех – все это смотрится: куча отзывов и на сайте, и к нам на почту приходит, я даже видел, скинхеды отписывались…

Eugen: … ага, отписиваются… от зависти *смеются*

Вобр: Я думаю, уроков 10 на massovka точно обеспечены. Потом, если и будет DVD, то это будет совсем другое. Мы хотим в эту школу привлечь и фанкистайлеров, и другие балеты… Вот MyWay согласились дать крамповую связку, BFF (украинский балет,прим. авт.) тоже не против… Человек сможет запустить любой урок, посмотреть, что, во-первых, из себя представляет конкретный коллектив, и уже исходя из того, что он увидел, определить для себя, какому стилю хочет следовать он сам. Если бы в то время, когда я начинал заниматься танцами, был такой портал, я бы там сутками сидел, потому что информации даже в Москве не хватало. Находились воркшопы по 15 секунд, где кто-то что-то делал, это все замедлялось, обрабатывалось и изучалось. А потом переходило из рук в руки… Мне повезло, что в Москве я учился в РУДНе, где было сердце хип-хоп культуры. Очень много было знакомых сыновей и дочерей владельцев клубов, так что в пик хип-хоп движения я там многому научился.

 

Что за гостью из Литвы вы недавно приглашали на воркшоп?

Вобр: Это Джулиан – инструктор из Литвы. Сейчас она живет и учиться в Швейцарии, но хорошо знает русский язык. Мы ее приглашали, потому что она – ученица DDR и Shan S – это монстры хауса. Мы этим стилем тоже занимаемся, так что с удовольствием пригласили в Украину ученицу DDR. Если в Москве этот стиль продвигают именитые инструкторы, Соболева, например, то в Украине полный вакуум с хаус-денсингом… Есть люди, которые говорят, что они танцуют хаус, но это просто перепрыжки с ноги на ногу. Когда мы готовили воркшоп, были даже звонки с вопросами типа: «А что такое хаус? Это пиджейство?»

Может, люди просто треминологии не знают?
Вобр: Ну а как так можно? «Я знаю, как это танцуется, но не знаю, как называется?»
Ну, самоучки…
Ден: Тогда в Африке много крамперов…

Вобр: На самом деле, танцор, который хочет танцевать, должен много времени тратить на то, чтобы знать, что он танцует. Я по себе знаю. Я сначала начал танцевать, а потом уже стал интересоваться теорией. И чем больше я узнавал, тем легче было понять, чем же я все-таки занимаюсь. Например, сейчас нас увлек крамп. Нам было интересно, поэтому мы сейчас знаем практически все феммы серьезные, мы знаем танцоров едва ли не до места расположения родимых пятен: что они танцуют, как они танцуют, почему они танцуют, откуда это пришло – нам это все важно. Потому что потом, особенно, когда ты учишь кого-то танцевать, это все помогает. Не говорить: «Делаем вот это движение. Я не знаю, как оно называется, я сам его вчера придумал, но оно прикольное, давайте делать», - это, конечно, вариант, но это непрофессионально.

В общем, это было что-то типа того, как MyWay приглашали Патрика Чена?

Вобр: Да-да, только мы сделали именно по хаусу, потому что долго хотели это сделать, в течение нескольких месяцев вели переговоры. Пригласили, потусовались, поучились – очень довольны, короче. Будем, возможно, еще приглашать. Народу было немного, потому что когда мы обзванивали все балеты, никто не был заинтересован в хаус-денсинге, а потом, когда Джулиан уехала, звонили и плакались в трубку: «Так это вы делали семинар по хаусу? А почему не сказали?»

Кого-нибудь еще планируете приглашать?
Вобр: Да, но пока не скажем.
Ден: Но Памелу Андерсон – обязательно *смеются*.

 

Вова, в Интернете есть твоя публикация о девушках-танцорах, вроде того, что девушки не могут танцевать хип-хоп…

Вобр: Это такая история… Однажды я общался с пиджейками, которые меня уверяли, что девушки не могут танцевать хип-хоп, им нужно танцевать или стрип, или что-то похожее на стрип, а все остальное для парней. В общем. Мы поспорили. Они сказали, если я найду хоть какое-нибудь видео, где девочки танцуют брейк или хип-хоп, то тогда… в общем, они там многое наобещали, конечно, ничего не выполнили, но это был уже спортивный интерес *улыбается* Так что я нашел видео девушек-крамперов, девушек из французских команд, и выставил его.

Почему же у вас в балете нет девушек?

Вобр: У нас периодически есть девушки… в балете *смеются* Мы привлекаем их иногда, но ни одна пока не выдерживала того объема информации и ритма, в котором мы работаем. Была одна девушка, с которой мы достаточно долго проработали, где-то полгода. Но девушки есть девушки: личная жизнь их закручивает, учеба, то-се… начинаются пропуски тренировок, потом «мальчики, я не успеваю», «мальчики, покажите это, покажите то»… и когда мы знаем уже пять новых связок, вместо того, чтобы стоять в стороне и учить все эти связки, девушки начинают психовать и уходить. У нас очень много пиджеек из Арена ShowGirls были на кастинге, одна осталась и тренировалась какое-то время, но проблема та же. На тренировках всегда есть время, когда мы тренируемся все вместе, есть время фристайла, есть время, когда каждый отрабатывает свои собственные фишки-трюки. B вот в это время, когда нужно отрабатывать движения, у девушек часто появляется: «Я сама не хочу, я сама не буду. И вообще, я села в угол». А нам не нужны люди, которые хотят танцевать, нам нужны люди, которые без танца не могут жить. Если я хочу танцевать, я прихожу в зал, два часа просидела: «Мальчики, вы классно танцуете…» Это не танцор. То есть, человека музыка не прет, а после того, как мы потанцевали, еще и вредничанья начинаются.

 

Значит, у вас есть предубеждения по этому поводу?
Вобр: Нет, никаких. Мы можем и что-то бисексуальное станцевать, если что-то интересное будет *улыбается* Если есть хорошие транссексуалы… чтоб только не клеились к нам! *смеются* Пусть приходят и танцуют…
Eugen *после паузы*: Нет.

Вобр *смеется*: Нет?.. Я с кем-то общался по этому поводу, и мне сказали однозначно: «Нет, транссексуалов в хип-хопе нет и быть не может». Ну ок *улыбается*.

Ну и в завершение: что хотите сказать читателю из России?
Вобр: Пусть скоро нас ждут. Раз наши балеты постепенно морозятся от баттлов, будем выходить на баттлы с российскими.
А с кем-то из российских знакомы?

Вобр: С «Миражами», с «Эмоушн» – самая сильная кримперская команда Москвы. Кстати, мы пригласили их на баттл: сборная Украины по крампу (мы и MyWay) против сборной России (Emotion). Будет серьезный баттл по крампу не на жизнь, а на смерть. Там соберутся люди, кто знает, что такое крамп… или думает, что знает *улыбается*. Мы покажем настоящий крамп!

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <strong> <cite> <br /> <br> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <embed> <param> <object> <p> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Это анти-спам фильтр. Вам надо ответить на простой вопрос для того чтобы ваше сообщение было принято к показу.
3 + 3 =
К примеру 2 + 2 чаще всего 4, цифру "4" и вводим.