Заметки о содежании

Нашла замечательную статью по импровизации:

-----------------

Я давно провожу тренинги по импровизации. Если сложить их вместе, то получится путь длиной 50 месяцев. А может быть и больше. На каждом тренинге я жду, что ко мне придут новые идеи, озарения, и, самое главное, - вдохновение. Я еще не готова откланяться, но сделаю это, когда замечу, что открытия кончились, и я просто повторяюсь.

Я хочу раскрыть внутренние механизмы импровизации. Как именно она работает? На что она работает, что ее питает? Применимы ли к ней концепции реальности, аутентичности, эффективности?
В этих заметках я использую слово «импровизация» в отношении «Театра Действия». Существует много других форм импровизации. У каждой свои задачи и намерения, правила и требования. И каждая из них строится на взаимоотношениях между осознанием, воображением и действием.
В июне 1998 года я вела месячный тренинг в Роккатедери, Италия. Я хочу поделиться некоторыми открытиями, которые я там сделала. Возможно, это не новые идеи. Но это новое понимание дает более прямой путь к загадке импровизации.
На двенадцатый день тренинга, я начала думать об отношениях. Кажется, что материал нашей импровизации – всего лишь наше отношение к материалу, содержащемуся в нашем сознании, будь это ощущения, мысли, фантазии или чувства. Задача перфомера в Театре Действия – не только совершить какие-то действия, но и отношение к ним в момент их появления. Это является истиной для всех действий – движения, речи или звука. Как этот перфомер проживает данное действие в тот момент, когда оно появляется? Каково выражение его лица, напряжение в теле, фокус и энергия взгляда?
Вот, что я имею в виду: возьмите простой жест. Может быть, это будет взмах рукой. Обратите внимание на то, как вы его делаете, потому что вам нужно будет повторять его снова и снова. Каждый раз, повторяя этот жест, изменяйте направление взгляда – снизу вверх, в сторону, по диагонали. Теперь, начните каждый раз менять выражение лица, или уровень напряжения в теле. Вы ощущаете этот жест по-разному, не так ли? Попросите своих друзей проделать то же самое, чтобы вы смогли понаблюдать за изменениями содержания.

Мы говорим о том, что действия могут быть «абстрактными» или «конкретными». Действия являются выражением отношений между временем, формой, пространством, динамикой, естественно, телом. Абстрактное действие иллюстрирует только эти формальные элементы. Конкретное действие содержит не только эти элементы, но также несет информацию о перфомере. Через выражение чувства, эмоции, образа или историю мы получаем приглашение в мир их воображения.
Действие само по себе не обладает ни конкретностью, ни абстрактностью. Это определяется дополнительной информацией, которую задает выступающий. Возьмем, например, слово «дом». Оно может быть абстрактным или двусмысленным, если перфомер не вносит никакого дополнительного смысла. Хлопок ладонями может быть свободен от смысла, если перфомер не наполнил все действие особым содержанием, соответствующим настоящему моменту, тем, как он делает его. Хлопает ли он от счастья? Печален? Чувствует, что он обязан хлопать?
Некоторые выступления организованы только формально. В них действие, – будь это танец или слово – абстрагировано от истории, находится вне узнаваемого контекста. Мы можем определить их смысл только в формальных терминах: время, пространство, форма, динамика, композиция, отношения.
Ритуал также является таким примером. В нем перфомер подчинен действию. Само действие создает смысл, как символ или метафора. Когда я работаю с новыми студентами, их импровизации часто ритуалистичны. Их лица ничего не выражают, а действия лишены деталей и специфики. Они пытаются быть полностью вовлеченными, в то, что они делают, но я, как зритель, не вижу их проживания, их внутренней истории.

Я замечала, что, когда я предлагаю студентам играть с их отношением с действием, импровизации становятся более живыми и сфокусированными. Их внимание растянуто между тем, как они наполняют действие, и тем, как они проживают его.
Слово «игра» употребляется слишком часто, и я сомневаюсь, что его употребление уменьшиться. Тем не менее, я не могу найти лучшего слова для описания моего опыта импровизации. С игрой часто ассоциируется фривольность. Также как детскость, дурачество и непоследовательность. Однако, мне кажется, что именно игра является самым точным описанием ощущения импровизации.
Практика приносит озарение и импровизатор проживает то, что выражает его тело, то есть ощущения, мысли, воображение, воспоминания и интуицию, не отождествляясь с ними. Они становятся способны воспринимать, но не становиться тем, что они воспринимают. Это освобождает ото всех идентификаций. Теперь у импровизатора есть выбор. Он может либо соединиться с материалом, либо не соединиться. Так появляется легкость. Импровизатор больше не является заложником собственной истории? Того привычного материала, с которым он живет многие годы. Теперь они могут свободно реагировать на все импульсы, как считают нужным. Это открытие приносит возможность простить и принять все непростое содержимое собственной личности – собственное «я» видится как конгломерация унаследованных и воспринятых через культуру способов восприятия и поведения. Сложная система, образованная случайным образом. Стоит ли относиться к ней серьезно? Поэтому возникает слово «игра». Тело и разум становятся «волшебным сундучком», полным сокровищ, которые просят, чтобы их показали, чтобы с ними потанцевали, спели, позвучали и поделились ими с другими людьми.
Вместе с этим появляется и ответственность. Осознание самого себя приводит к ориентации на группу. Нас начинает объединять понимание того, что все мы отходим от постоянно используемых идентификаций: «Я – именно такой. А они – именно такие». Как только я понимаю, что представления моего сознания и «внутренний наблюдатель» – не одно и тоже лицо, то же самое я могу отнести к другим. Ведь все мы боремся с иллюзиями, и именно это нас объединяет.
Именно это понимание приносит огромную свободу импровизатору. Мы можем использовать наше тело и разум как музыкальный инструмент, скажем, пианино, или головоломку, в которой перепутаны все необходимые стороны целостной жизни. Все, что есть у нас, можно исследовать, со всем можно играть, декорировать, перемещать, и вместе с любопытством и опытом, постепенно становиться хозяином самого себя.
В импровизации Театра Действия есть содержание. Импровизатор раскрывает историю, но теперь эта история может быть непоследовательной, похожей на сон, рождаться из воображения импровизатора.
Мастерство импровизатора состоит в том, чтобы, ориентируясь на свое тело, он также следует за содержанием импровизации, как бы это содержание не проявлялось через движение, слова или звуки.
Третья неделя тренинга была посвящена содержанию. В Театре Действия содержание играет большую роль; в каждый момент действия существует история. Но откуда она появляется?
Мне представляется, что существует 4 линии внимания. Одна из них – информация органов чувств, идущая через зрение, слух, прикосновения, кинестезию, слух. Другая линия – внутренний диалог импровизатора: что он думает, чувствует, представляет, говорит самому себе. Третья линия – коллективное повествование: история, которая выстраивается по ходу, характеры и события. И четвертая – это параметры формы, несущей содержание, в данном случае формы Театра Действия.
В Театре Действия импровизатор должен осознавать и реагировать на все эти четыре линии одновременно. Если упустить любую из этих четырех составляющих, импровизация становится куцей и теряет жизненность. Импровизатор может начать акцентировать одну из линий, выводя ее в фокус внимания, но при этом остальные три должны все равно оставаться в поле его внимания. Это не простая задача. Разумеется, во время самого действия не происходит сложного ментального анализа. Все происходит одновременно и влияет на все остальное. Тем не менее, для обучения, полезно разделить эти четыре линии.
Я всегда подчеркиваю важность чистоты формы и тактики телесно воплощенного действия. Но на тренинге в Италии, я постоянно повторяла, что содержание является жизненно необходимым элементом каждого мгновения действия. Ранее я не говорила так много о содержании, опасаясь, что студенты станут слишком много ментализировать и их импровизации станут выморочными и мертвыми.
Содержание – это как погода, оно всегда есть. Это может быть фантасмагория самой импровизации или тревожная история импровизатора. В любом случае содержание есть всегда и оно очевидно для зрителя.
Я объясняла студентам, что их внутренний процесс (мысли и чувства о том, что стоит сделать, а что не стоит), которые они считают своим приватным достоянием, на самом деле? Видны, осязаемы и реально влияют на содержание композиции. Я сразу же обнаружила разительное изменение. Студенты поняли, что они не невидимы. Они находились в своих телах, знали они об этом или нет, и теперь они точно знали об этом. Они стали воспринимать себя как часть содержания, часть разворачивающейся истории, неотъемлемую часть самой фантазии. Содержание их внутреннего процесса, любые внутренние переживания должны быть признаны в процессе импровизации, хотя бы потому, что они уже присутствуют в нем.
Опасность этой направленности в том, что содержанием импровизации станет переживание импровизаторами процесса импровизации. Что же с этим делать?
Мысли, суждения и чувства можно воспринять как удобрение, питающее образы, характеры и события импровизации. Например, я замечаю внутри чувство беспокойства во время импровизации. Может быть, я не чувствую, что делать дальше. Может быть, мне непонятны действия партнера. Я могу играть с этим беспокойством, например, через язык, начав рассказывать историю о женщине, стоящей перед дверями. Она знает, что одна из дверей ведет к тому, что она так долго и искренне ждет, а остальные ведут к другим дверям и т.д. Или, через движение, беспокойство может трансформироваться в энергию и горючее для ярких движений. Тоже самое относится к пению или вокализации. Это может направить содержание импровизации в новом направлении, но импровизация ведь может содержать много различных историй. Задача состоит в том, чтобы помогать импровизации развиваться, а не задерживать ее развитие. На самом деле, все, что есть у нас внутри, может питать воображение.
Поэтому я говорю своим студентам: «Следуйте за содержанием!»

Рут Запора.

Комментарии

Любопытно.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <strong> <cite> <br /> <br> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <embed> <param> <object> <p> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Это анти-спам фильтр. Вам надо ответить на простой вопрос для того чтобы ваше сообщение было принято к показу.
5 + 2 =
К примеру 2 + 2 чаще всего 4, цифру "4" и вводим.